Герасим Степанович Лебедев биография

 
 

Навигация

Знаки зодиака

Знаки зодиака Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец Козерог Водолей Рыбы
Герасим Степанович  Лебедев

Герасим Степанович Лебедев - биография

Известный : Драматург, Театральный деятель, Лингвист, Переводчик, Музыкант

Страна: Россия

Категория: Музыка

Знак зодиака: Рак

Дата cмерти: 27 Июля 1817г.

Биография добавлена: 1 Апреля 2014г.

Герасим Степанович Лебедев (1749, Ярославль — 15 (27) июля 1817, Санкт-Петербург) — русский индолог, лингвист, театральный деятель, переводчик, музыкант.

Пионер индологии, первый русский индолог. Главными его трудами являются грамматика калькуттской разговорной формы языка хиндустани и труд об экономике, географии и культуре Индии. Открыл первую в Европе типографию, оборудованную станками с индийским (бенгальским) алфавитом. Известен и как пионер бенгальской драматургии — основатель первого в Индии национального драматического театра европейского образца.

Сколь опасно когда-либо кому-либо ожидать, как бы ни были велики его достоинства и усилия, что он получит достаточную и состоящую поддержку в месте, где столь полновластно распоряжается группа служащих (большее число которых является негодяями, а меньшее — благородными людьми), столь удаленных от тех, перед кем они ответственны. В особенности не может рассчитывать на эти чужестранец, у которого нет других оснований просить о защите и поощрении, кроме своих профессиональных заслуг и способностей, которые как бы они ни были малы, он всегда усердно стремился применить и всеми силами развивать в меру своих ограниченных возможностей и умения.
Меморандум

Лебедев Герасим Степанович

Биография Лебедева основывается прежде всего на его собственных сочинениях, письмах, автобиографических, дневниковых и других записях.

Молодость и путешествие по Европе

Герасим Степанович Лебедев родился в 1749 году в Ярославле в семье священника Степана и его жены Прасковьи; Герасим был старшим сыном; у него было два брата — Афанасий и Трефил, и сестра Антонида. Вскоре отец, по воспоминаниям Герасима чем-то утеснённый в Ярославле, переехал в Санкт-Петербург, где устроился певчим Придворной капеллы; Герасим воспитывался матерью и не получил систематического образования.

Когда ему было 15 лет, он переехал к отцу; здесь Герасим по собственному желанию овладел грамотой и увлёкся чтением книг, особенно описывающих дальние страны; стал заниматься музыкой: пел в хоре, превосходно играл на виолончели; познакомился с одним из основателей русского театра — Фёдором Волковым.

В 1777 году Лебедев направился в Неаполь как музыкант русского посольства, возглавляемого графом А. К. Разумовским — большим любителем музыки, но посольство задержалось в Вене по причине войны Австрии с Пруссией. Герасим Степанович продолжил путешествовать по Европе самостоятельно, заручившись рекомендательными письмами А. К. Разумовского и русского посла в Вене князя Д. М. Голицына. Лебедев успешно выступал в крупных европейских городах (об его игре упоминал Гайдн) и основательно изучил музыку, а также несколько языков.

В 1782 году в Париже он был представлен цесаревичу Павлу Петровичу и его жене Марии Фёдоровне, которые одобрили его намерение посетить Индию (в последние годы Лебедев говорит даже о повелении Павла отправиться в эту поездку). В качестве цели путешествия Герасим Степанович, первым из россиян, указал изучение этой неизвестной страны (в том числе привлекавшей его как, по распространённому тогда мнению, прародина человечества) и её языков, самообразование, принесение посильной пользы Отечеству.

В дальнейшем Лебедев пользовался поддержкой сопровождавших российского наследника князя А. Б. Куракина и протоиерея А. А. Самборского, а когда он оказался в Лондоне, по их рекомендации ему покровительствовал русский посланник С. Р. Воронцов, благодаря которому Лебедев получил разрешение на въезд в Индию.

Есть предположения, что поездка в Индию была вызвана знакомством с просвещёнными масонами-вольнодумцами из окружения Павла, в частности, А. Б. Куракиным и С. И. Плещеевым, которых интересовала информация о «древней мудрости Востока», и что масонство и связанный с ним эзотерический гностицизм повлияли и на самого Лебедева.

Жизнь в Индии

12 февраля (по старому стилю) 1785 года Лебедев сел в английском городе Грейвсенд на корабль «Родней» под командованием капитана Вейкмена, после стоянки в Портсмуте судно 25 марта отправилось в Индию, 27 июля остановилось на 5 дней у острова Иоанны и 15 августа прибыло в Мадрас.

Известность предшествовала Лебедеву — градоначальник Уильям Сиденгэм предложил двухгодовой контракт на выступления за 200 фунтов в год, помимо которых музыкант получал случайные, но ценные подарки. За эти два года, которые, по словам Лебедева, прошли приятно и гармонично, он изучил «мальбарский народный язык» (вероятно, это был тамили.

Но Герасима Лебедева влекла Бенгалия, в которой, согласно молве, было много места для деятельности «наиболее смелого рода предприимчивых людей», в число которых он включал и себя.

Ему хотелось новых знаний (в частности, в Мадрасе не удавалось найти учителя священного для индийцев языка — санскрита, так как никто не хотел учить чужеземца), новых знакомств, наконец, «приличного состояния», которое там «быстро приобретают бесчисленные пришельцы почти из всех народов» — и вот в августе 1787 года Лебедев прибывает на корабле «Сноу» в Калькутту — столицу Бенгалии и всей Британской Индии, чтобы провести здесь около 10 лет. Поселился он в арендованном доме недалеко от шотландской церкви Святого Иоанна.

Известность его росла и он стал получать уже тысячу фунтов в год. Среди щедрых любителей его музыки были градоначальник Александр Кид, жена государственного секретаря миссис Э. Хэй, провинциальный судья Буриша Криспа, полковник Христофор Грин, судья Верховного Суда Джон Хайд и другие, Лебедев был знаком и с известным индологом Уильямом Джонсом.

В своей музыке Герасим Лебедев совмещал европейское и индийское звучание («Бенаресская сюита», написанная после посещения города Варанаси (Бенарес), «Индийская мелодия» и другие). До него никто не исполнял индийские мелодии на западных инструментах.

Но и в Калькутте хорошего учителя, способного объяснить санскритские буквы, найти удалось только спустя два года, в 1789 году — это был бенгалец, школьный учитель Голокнатх Дас. Лебедев брал у него уроки языков, сопровождавшиеся ознакомлением с индийской космогонией, мифологией, литературой, арифметикой и астрономией (англ.), а взамен, помимо жалованья, обучал его европейской музыке.

Затем у него появились и другие учителя; он самостоятельно знакомился также с письменными источниками, в том числе и переводными. Лебедеву лучше всего удалось изучить бенгали, достаточно хорошо овладеть калькуттской формой разговорного хиндустани, а также освоить большое количество санскритских слов в бенгальском произношении и основы грамматики санскрита.

Для повышения эффективности обучения он делал много записей, упорядочивал новую информацию; полученными знаниями, подходами к обучению он желал делиться с другими, чтобы облегчить им ознакомление с Индией, но опубликовать что-либо в Калькутте ему как иностранцу было практически невозможно.

В процессе обучения Герасим Лебедев сделал перевод с английского на бенгальский двух пьес — комедии «Притворство» малоизвестного драматурга Р. П. Джодрелла и некой «Любовь — лучший врач». Причём в «Притворстве» была сделана адаптация под местные условия: перенос действия из Мадрида и Севильи в Калькутту и Лакнау, изменение имён героев, переделка в духе бенгальских шуточных спектаклей, разыгрываемых на базарах, введение традиционных бенгальских карикатурных фигур — стражей, бродячих музыкантов и фокусников, воров.

Перевод с успехом прошёл рецензию мудрецов-пандитов, после чего Голокнатх Дас одобрил намерение Лебедева осуществить постановку, пообещав найти актёров. В XVIII веке драматическое искусство Индии было в упадке, пьесы стали писать не для постановки, а для чтения вслух; шли народные ярмарочные представления на сюжеты древнеиндийского эпоса, но лишь как повторение традиции.

В Калькутте уже функционировали три драматических театра, принадлежавших Ост-Индской компании (Old Play House, New Play House (Calcutta Theater) и Chowringhee Theater), но в них ставились только английские пьесы и оперы на английском языке, играли в них англичане и для англичан. Знакомые предупреждали Лебедева о возможных негативных последствиях, а недоброжелатели высмеивали его планы, называя их донкихотскими, но он решил следовать своему замыслу.

Лебедев создал музыкальное оформление, сочетав индийское пение и европейскую музыку, которую написал сам; включил индийские песни и танцы, стихи популярного бенгальского поэта Бхарата Чандра Рая.
По адресу улица Домтола, 25 (ныне Эзра, 37) было арендовано и перестроено помещение под театр (Компания отказала Лебедеву в использовании своего здания) с двухэтажным зрительным залом на 300–400 человек, сценой и театральными механизмами. Играли в театре туземные актёры и актрисы: 10 мужчин и 3 женщины (впервые в истории бенгальской сцены женщин играли актрисы), а также музыкальная труппа из 10 человек.

Было получено разрешение на представления от генерал-губернатора Джона Шора. Ремонт и оформление театра начались 1 июня, а открытие состоялось в пятницу 27 ноября 1795 года пьесой «Притворство», три акта которой были сокращены в один, так как опасались, что английским зрителям, плохо знающим бенгальский, будет скучно; но успех был велик: Позвал я моих друзей на пробу, которыя увидя до сего невидимое в Инди одели чистосердечно все приятностию и во граде Калкуте весть разнесшуя распустилась во окрестных селениях и откличка в воздухе громко зашумела.
Востала во градах забота, и желающим видеть новость прохождением пыль заставили облака затмевать, и я без откладу должен был назначить день. …Собрание было столь многолюдно, что если бы театр мой был трижды больше, конечно, был бы наполнен.

"оньньо и кирня" произносятся как мною написано, но бенгальцы только выговаривают, а писать не могут. О! естли бы только знали сил российского алфабета: узнали бы, что многие языки пред русским себя уничтожат.
(Материалы по бенгальско-русскому разговорнику)

Лебедев Герасим Степанович

Так появился первый в Индии национальный драматический театр европейского образца. Удачно прошло и второе представление в понедельник 21 марта 1796 года — пьеса была показана уже полностью. После этого в театре было разрешено ставить пьесы различных жанров как на бенгальском, так и на английском языке. За два представления удалось покрыть половину издержек.

Было нанято несколько европейских актрис, построена пристройка к зданию. Надо отметить, что Лебедев использовал разнообразную рекламу: личностное обращение к потенциальным зрителям через газеты, распространение подписки на абонементы, афиши.

Третьему театральному представлению, запланированному на весну-лето 1797 года, сбыться не удалось. Популярность театра Лебедева вызвала обеспокоенность не только конкурентов, но и британских колониальных властей, опасавшихся пробуждения у местного населения национального самосознания. Судья Верховного суда Джон Хайд неудачно пытался найти подлог в тексте переводов пьес. Лебедева расхваливали в газетах, вынуждая давать обеды и ужины.

Подосланный декоратор Джозеф Баттл, войдя в доверие к Лебедеву, уговорил сделать его равноправным компаньоном, «заплатив» за долю в деле векселем, будучи при этом должен кому-то 10 тысяч рупий — это могло привести к конфискации театра; под видом улучшения он портил декорации, подменил ряд работников на своих сообщников, растрачивал деньги.

Переманенные театрами Компании актрисы, получив аванс, покидали Лебедева. Как-то раз театр чуть было не сгорел, якобы из-за неосторожности. Не хотели расплачиваться полковник А. Кид, сына которого Лебедев обучал музыке более 5 лет, и сборщик налогов Ф. Гладвин, в доме которого он участвовал в концертах — они были должны соответственно 4 755 и 1 800 рупий.

Лебедев пытался обратиться в суд и добиться выполнения договоров или компенсации, но адвокаты не решались под разными предлогами браться за его дело. На него самого безосновательно подали денежные иски столяр, садовник, повар и владелец арендованного под театр дома, 6 апреля Лебедев был даже арестован, но в тот же день оправдан.

Письма в Лондон к С. Р. Воронцову и протоиерею Я. И. Смирнову с просьбой прислать 2 корабля с документами на провоз для выгодной закупки индийских товаров с целью продажи их в России остались без ответа, посчитанные авантюристическими, хотя это мероприятие вполне могло быть успешным, учитывая близкие отношения Лебедева с индийцами и знание им рынка.

Всё это привело к закрытию театра в начале мая и продаже оборудования на аукционе за цену, гораздо более низкую, чем затраты на строительство. К октябрю Лебедев остался практически без средств к существованию. Ухудшилось и здоровье.

23 ноября Герасим Лебедев подал генерал-губернатору Дж. Шору ходатайство о разрешении ему вернуться в Европу, которое было удовлетворено уже через два дня, ему было выделено место на фрегате Ост-Индской кампании «Лорд Тёрлоу» под командованием капитана В. Томсона. Перед самым отъездом он встретился в Калькутте с И. Ф. Крузенштерном, проходившим практику волонтёром на английском флоте.

10 декабря 1797 года Герасим Лебедев покинул Индию; при нём была лишь сумка с личными вещами общей ценностью в 271 рупию, виолончель, небольшие подарки друзьям и знакомым, а также небольшая коллекция индийских рукописей.

Обратный путь и служба в России

В Кейптауне 8 февраля 1798 года Лебедев сошёл на сушу и подал жалобу губернатору на дурное с ним обращение, но разбирательство окончилось для него безрезультатно. Встретившийся ему здесь мореплаватель Ю. Ф. Лисянский описал его как нищего и подавленного. Чтобы заработать на дорогу до Лондона, пришлось дать 5 концертов.

Однако и здесь Лебедев изучал язык и нравы местного населения, а также собирал коллекцию раковин. 4 ноября 1798 года он отплыл из Кейптауна; 3 декабря он дал виолончельный концерт на острове Святой Елены и 4 февраля 1799 года прибыл в Лондон.

Отсюда он обратился через С. Р. Воронцова к императору Павлу I и получил уверение в издании его трудов на казённый счёт, но результата не последовало в связи с доносом на Лебедева Я. И. Смирнова о дружбе его с кружком русских якобинцев и несвоевременного ходатайства о награждении англичанина Д. Уайта за спасение русского судна, а также временной опалой Воронцова. В 1801 году Лебедев собственными силами публикует на английском языке «Грамматику чистых и смешанных восточноиндийских диалектов…»; это была одна из первых 8–10 грамматик этого языка, написанных европейцем.

Герасим Лебедев вернулся на Родину в 1801 году. 24 октября он в прошении на имя императора Александра I просил издать на казённый счёт свои труды и переводы привезённых им индийских рукописей. Президент Академии наук А. Л. Николаи заметил, что для этого необходима постройка типографии со специальными шрифтами. Петербургские власти решили построить её.

2 декабря Лебедев составил смету, из которой выходило, что на его планы требуется 15,5 тысяч рублей: он планировал вырезать 172 санскритские «азбучные и цыфирные буквы»; напечатать бенгало-хиндустано-русский словарь на 48 листах; грамматику на бенгали, хиндустани, английском и русском на 73 листах; брамгенскую хронологию на хиндустани, английском и русском на 24 листах; сделанные в Индии переводы двух комедий (на бенгальском, английском и русском) на 50 листах и поэмы (на бенгальском и русском) Бхарата Чандра Рая на 48 листах; автобиографию («Сочинителева жизнь и путешествие») на 96 листах.

В январе 1802 года Герасим Степанович отправил второе прошение, в котором была указана необходимая сумма в 10 тысяч рублей и просьба о присуждении звания профессора восточных языков с начислением соответствующего жалованья, необходимого для спокойной работы. 29 января 1802 года вышел указ Александра I о присуждении звания и зачислении в Академию наук с жалованьем в 1 800 рублей в год.

Президент Академии наук Николаи на это заявил, что Академия может это сделать только по высочайшему повелению, ибо для обычной процедуры требуются люди, которые бы оценили знания Лебедева, а их нет, к тому же звания профессора восточных языков в Академии вовсе не предусмотрено, да и жалованье непомерно высокое.

Александр I «высочайшего повеления» делать не стал, а вместо этого 4 февраля 1802 года определил Лебедева на службу в Азиатский департамент Министерства иностранных дел с чином коллежского асессора на должность переводчика. На этой должности Герасим Степанович проработал весь остаток жизни, почти не выезжая из Петербурга. Ему приходилось делать много переводов с европейских языков, в основном с английского. В 1811 году Лебедев получил чин надворного советника, а 1 января 1817 года — орден Св. Владимира 4-й степени.

10 тысяч рублей на создании типографии были выделены, и в 1804 году Герасим Лебедев открыл её в собственном деревянном доме на Богадельной улице (ныне Орловская) около берега Невы, оборудовал станками с бенгальским наборным шрифтом, и уже на следующий год напечатал с его помощью книгу — индийским письмом это было сделано впервые в Европе

Первой здесь была издана брошюра с бенгальскими стихами в оригинале и переводе Лебедева. В 1805 году Герасим Степанович опубликовал труд по экономике, географии и культуре Индии — «Беспристрастное созерцание систем восточной Индии брагменов священных обрядов и народных обычаев», есть указания, что она была напечатана также на немецком и французском языках.

Вскоре поступило предложение из Страсбурга печатать на санскрите и новоиндийских языках переводы классиков разных народов, но Лебедев был вынужден отказаться, так как был очень загружен по службе. За последующие же годы ничего напечатано не было, хотя Лебедев и продолжал работать над черновиками. В письме к Александру I в. 1816 году он объяснял это ухудшением зрения, слабым здоровьем и недостатком средств, едва достаточных для пропитания — такое затруднительное финансовое положение объяснялось оборудованием типографии.

15 (27) июля 1817 года Герасим Лебедев скончался в своём печатном доме после тяжёлой болезни и был похоронен на Георгиевском кладбище на Большой Охте в Санкт-Петербурге. Его могила не сохранилась; плита с эпитафией от жены, Анастасии Яковлевны, описывающая его путешествие и изучение Индии, находится в Государственном музее городской скульптуры. Портреты Лебедева не известны.

Труды

A grammar of the pure and mixed East Indian dialects…

Опубликованная в Лондоне в 1801 году «Грамматика чистых и смешанных восточноиндийских диалектов…» («A grammar of the pure and mixed East Indian dialects…»), на самом деле рассказывает о калькуттском варианте хиндустани, служившего здесь лингва франка, прежде всего, в торговле. Лебедев использовал в основном материал, который сам и собрал, а также пособия Г. Хэдли и Дж. Фергюссона.

Построена грамматика по оригинальной схеме: в отличие от предыдущих и последующих, в ней была сделана попытка объединить европейскую и индийскую грамматические традиции — наряду с европейскими грамматическими терминами приводятся санскритские в бенгальском произношении; рассмотрено всё многообразие грамматических форм одного только хиндустани, использовавшегося в Калькутте, а не совокупности их из разных центров Индии.

В работе Лебедева много непоследовательностей и ошибочных представлений, связанных с его профессиональной неподготовленностью и плохим знанием санскрита, систему которого он пытался использовать при построении грамматики. Так, многообразные языковые явления изложены им без классификации и строгого отбора, что должно было затруднить практическое использование книги; ошибочно выделены рода, запутана система спряжения глаголов. Но много у Лебедева и верного, хотя и не всегда правильно выраженного.

В предисловии к своей грамматике Герасим Лебедев резко критиковал работы предшественников — Хэдли и Фергюссона по хиндустани и Уильяма Джонса по санскриту, обвиняя их в большом количестве ошибок и неправильной транскрипции, искажающей смысл индийских текстов. Но критика эта возникла по недоразумению, связанному с тем, что хиндустани и санскрит, с которыми был знаком Лебедев, испытывали большое влияние бенгали; критикуемые же авторы, при всём несовершенстве их транскрипций, описывали классические формы этих языков.

Это неудачное вступление, в совокупности с недостатками построения грамматики и рядом сомнительных определений, давали исследователям повод сомневаться и в изложенных фактах. Так, С. К. Чаттерджи в своих статьях, описывающих первые грамматики хиндустани, грамматику Лебедева не рассмотрел.

Лебедев полагал, что для передачи звуков индийских языков более подходит русский, а не английский алфавит и что индийские звуки очень близки к русским. В своей работе произношение звуков хиндустани он не объясняет. Его система транскрипции (собственная) не отличается последовательностью и имеет некоторые недостатки. В частности, не показаны различия между дорсальными и какуминальными согласными, как правило, не передаются аспирация согласных и назализация гласных, часты случаи различного написания одних и тех же слов, многочисленны опечатки.

Основная ценность данной грамматики состоит в том, что она, как никакая другая, отображает явление изменения калькуттского хиндустани под воздействием бенгали и родных языков массовых в то время переселенцев в Калькутту со всей Индии: появление огромного количества однозначных форм и упрощение грамматического строя, множество диалектизмов и заимствований. Наибольшее влияния, помимо бенгали, оказывали диалекты восточного хинди, бихари, арабский и персидский.

«A grammar of the pure and mixed East Indian dialects…» дважды (в 1963 и в 1988) переиздавалась в Калькутте.

Беспристрастное созерцание систем восточной Индии брагменов…

Опубликованное в 1805 году «Беспристрастное созерцание систем восточной Индии брагменов священных обрядов и народных обычаев» было первой оригинальной изданной книгой об Индии на русском языке. Она состоит из введения, содержащего автобиографические сведения, и трёх частей.

Первая часть в 7 главах рассказывает об индийской мифологии, религии и космогонии: 1) «О сотворении мира сего», 2) «О святой единосущной и нераздельной Троице», 3) «Об ангелах индийцами распознаваемых», 4) «О светилах небесных первоначального Лунного века», 5) «О сотворении всей земной твари», 6) «О начальном счислении времён у индийцев», 7) «О четырёх индийских веках».

Лебедев, как и некоторые другие исследователи его времени, рассматривал индуизм и христианство как формы единой религии, например, отождествлял Тримурти с Троицей, Кришну с Сыном Божиим, прочих божеств с ангелами и т. п.; считал Индию страной, сохранившей «истинно христианские» духовные ценности. Это отрицательно повлияло на ценность первой части.

Вторая часть книги в пяти главах содержит индийскую космографию, астрономию и бенгальский календарь: 1) «О разделении царств природы», 2) «О разделении света сего на планеты и градусы», 3) «О светилах небесных первоначального Солнечного века», 4) «О месяцах и знаках к оным принадлежащих, о шести разных временах годичных», 5) «О ключе и расположении табелей в индийском календаре». Описанная космографическая модель в точности не соответствует ни одной из пуранических моделей, хотя близка к моделям «Вишну-пураны» и «Ваю-пураны» и «Брихат-самхиты» Варахи Михиры.

В третьей части Лебедев описывает то, что видел в Индии сам, поэтому она представляет наибольший интерес: 1) «О священных брамгенских обрядах и пяти разных помазаниях младенцев», 2) «О храмах и украшениях к оным принадлежащих», 3) «О главных праздниках индийских и чудесно страдательных торжествах их», 4) «О разности чинов и званий индийского народа» (о кастовом строе Бенгалии), 5) «О народных обычаях индийцев», 6) «О изобилиях восточной Индии» (о географии и экономике Индии, а также доходах Ост-Индской компании), 7) «О торговле индийской» (о торговле Индии с другими странами, причём подчёркиваются многочисленные русские товары, привозимые сюда европейцами и делается вывод о необходимости для России прямой торговли с Индией).

Работа Герасима Лебедева написана с уважением и интересом к индийцам; деятельность же европейцев, особенно англичан, в Индии характеризуется как грабительская и развращающая. К сожалению, в книге много ошибок и неточностей, скоропалительных выводов и наивных (даже для того времени) суждений Лебедев сам предвидел их и заранее извинялся.

В марте 2009 года в Ярославле «Беспристрастное созерцание систем Восточной Индии брагменов, священных обрядов их и народных обычаев» впервые было переиздано.

Математические рукописи
Герасим Лебедев к 1815 году полностью подготовил к печати «Арифметические восточных индийцев таблицы…», которые должны были служить для русских кратким пособием по изучению основ индийской арифметики. В книге даются полные таблицы соотношений между употребляемыми в Бенгалии денежными единицами; мерами длины; санскритскими, бенгальскими, калькуттской разговорной формы хиндустани и русскими числительными; таблица умножения на бенгальском. Рукопись Лебедев отправил своему начальнику графу К. В. Нессельроде с просьбой представить работу Александру I, что не привело ни к какому результату.

В последний год жизни Лебедев работал над сочинением «Систематические восточных индийцев начальные, умозрительные и существенные основания арифметики…», которое должно было показать религиозно-философскую основу индийской арифметики, её «таинственные смыслы». Однако завершить он успел только первый раздел, рассматривающий числовую символику в индийской мифологии и философии. В ней, в том числе, воспроизведены в русском переводе значительные фрагменты одного из важнейших памятников индийской культуры — «Бхагавад-гиты».

Прочие неизданные материалы

Ещё в Индии Герасим Лебедев составил словари и грамматики бенгали и разговорного хиндустани, учебник по арифметике на бенгальском, написал ряд работ по истории индийской культуры. Ему принадлежит самый ранний образец перевода текста Ветхого Завета (отрывок Екклесиаста) на новые индоарийские языки.

В Калькутте же Герасим Степанович перевёл на русский часть поэмы Бхарата Чандра Рая «Оннода-монгол», рассказывающую о царевиче Видье (Бидде), в образе странника завоёвывающем любовь царевны Сундары (Шундор). Русскому послу в Лондоне было отправлено письмо с вопросом о возможности публикации работ Бхарата Чандра Рая в России — это была первая в стране попытка напечатать произведение индийской литературы в переводе с языка оригинала. Приводимый Лебедевым бенгальский оригинал поэмы не совпадает ни с одним из её вариантов.

В марте 1815 года Герасим Лебедев, по просьбе поэта Г. Р. Державина, работавшего над трактатом «Рассуждение о лирической поэзии…», надеявшегося, изучив образцы её разных времён и народов, открыть законы поэтического творчества, послал ему записки «О стихосложении индийцев», в которой описывал характерные для индийской культуры стихотворные размеры, манеру исполнения, органическую связь поэзии и музыки и т. д., и «Имена отличнейших индийских песнопевцев…».

В качестве примера он приложил специально напечатанную брошюру в три страницы на санскрите с транскрипцией и русском «Шлоке Мога Мудгаро. Стихи нравоучительные» — перевод популярного гимна «Моха-мудгара» («Бхаджа-говиндам»), приписываемого философу Шанкаре, первый известный русский перевод непосредственно с санскрита.

Для этого перевода характерно сознательное стирание признаков Индии и особенно индуизма с целью подгонки текста под христианство (например, бог Вишну назван просто Творцом), а также более высокий, чем в оригинале, стиль. Державин не успел осуществить свой замысел, но в черновой рукописи трактата ссылки на Лебедева присутствуют неоднократно.

Герасим Степанович готовил ещё несколько трудов: «Азбука брамгенского священного языка, называемого шамскрито (а не санскритский)» (рукопись не сохранилась); «Краткий словарь на бенгальском гражданском и простонародном языках с преложением на российский» и «Несколько разговоров, употребительных в общежитии, на гражданском бенгальском и народном индийском языках, преложенных на российский и английский языки…» (не были закончены, черновики не обнаружены); бенгальская и санскритская грамматики (остались в черновиках и не сохранились); комедия «Притворство» на бенгальском и русском, которая должна была служить для практического упражнения в бенгальском языке. Бенгальский перевод комедии «Притворство» дважды издавался в Индии: в 1963 (сокращённо) и в 1972 годах.

Из путешествия Лебедев привёз коллекцию индийских рукописей, ставшую первой в России; это были санскритский словарь синонимов «Амара-коша» («Словарь Амары»), составленный Амара Синхой в I тысячелетии нашей эры; санскритский дидактический сборник сказок «Хитопадеша» («Полезное поучение») — рукопись Лебедева использовалась в дальнейшем при первом критическом издании этого литературного памятника; стихотворная повесть на языке хинди «Матху Малати Джайта прасангакатха» («Повествование о Мадху, Малати и Джайта»); 4 календаря. Эта коллекция попала в Азиатский музей и была описана в 1835 году санскритологом П. Я. Петровым.

Значение

Несмотря на то, что Герасима Лебедева небезосновательно называют первым русским индианистом и основоположником российской индологии, его работы, посвящённые индийским языкам и культуре, носят характер практических пособий, описательны и почти не содержат элементов исследования.

Но в отличие от многих западных учёных Герасим Лебедев подходил к изучению Индии не с евроцентристских позиций и смог оценить значение индийской культуры для культуры общечеловеческой, увидеть её целостность и многообразие, важность её произведений вне зависимости от их возраста.

В своих письмах влиятельным особам он старался представить изучение Индии необходимым для «укрепления между народами дружелюбия… и восстановления всеобщего и всемирного блага» и весьма важным для России как в духовном, так и в экономическом отношении. Свои материалы считал достойными опубликования, а себя — вознаграждения.

Но стремления Лебедева в России опередили своё время: ввиду отсутствия соответствующих учебных заведений ему некому было передать полученные знания, поэтому построенная им типография после его смерти бездействовала (следы её не сохранились), а его неизданные при жизни труды так и не увидели свет, часть из них утеряна…

Есть немало общего между Герасимом Лебедевым и Афанасием Никитиным: это были «„гости“-неудачники, бедолаги, впутавшиеся в безнадёжное дело»; схожи схемы их путешествия: познавательное пребывание в Индии; возвращение домой с багажом знаний, но без материальных приобретений; малая востребованность на Родине.

Жизнь и работы Лебедева сохраняют значение в политическом плане, особенно на фоне критики ориентализма, как признак симпатий русских к индийской культуре и стремление беспристрастно изучать её, что важно для укрепления российско-индийских отношений; а также для истории — как свидетельства очевидца о некоторых сторонах жизни Индии конца XVIII века.

Память

На протяжении 150 лет имя Герасима Степановича Лебедева неоднократно появлялось в печати, но, несмотря на это, его биография оставалась не освещённой, рукописные материалы не изученными, да и печатные труды практически не привлекали к себе внимание индологов. В ноябре 1880 года в «Историческом вестнике» впервые была напечатана статья о нём — издателя Ф. И. Булгакова на основе черновых тетрадей Г. С. Лебедева, хранившихся в архиве собирателя рукописей П. П. Вяземского.

Оживление возникло в середине XX века. В 1955 году Н. С. Хрущёв упомянул Лебедева при посещении Калькутты. В 1950-х-1960-х годах появился ряд научных и публицистических статей, художественных произведений о Герасиме Лебедеве и его творчестве; были изданы некоторые его дневниковые материалы.

О Герасиме Лебедеве написано два исторических романа: «Индийский мечтатель» Е. Л. Штейнберга 1956 года и «Герасим Лебедев» В. А. Смирновой-Ракитиной 1959 года (переиздан в 1969 и 1980). Герасиму Лебедеву посвящена первая пьеса писателя и телеведущего Э. С. Радзинского — «Мечта моя… Индия», которую он написал в возрасте 19 лет белыми стихами. Пьеса шла в 1958 году в Московском Театре юного зрителя: по словам автора, она закончилась провалом, выдержав 14 постановок.

Дипломная работа Эдварда Радзинского также была посвящена Лебедеву: впоследствии её опубликовали в журнале «ЮНЕСКО-информейшн» на многих языках. Режиссёр Р. Р. Нахапетов в 1984 году планировал снять фильм «Мечтатель с жемчужного берега» о Г. С. Лебедеве, но съёмки фильма не были завершены.

Хотя бенгальский театр появился вновь только в 1850-х годах, память о Лебедеве в Индии сохранилась. В Калькутте его именем названа улица. В 1965 году под руководством Тарун Рая «Театральный центр» города Калькутты поставил спектакль, который рассказывает о жизни и деятельности в Индии Г. С. Лебедева.

Дважды в Калькутте переиздавалась «A grammar of the pure and mixed East Indian dialects…» и бенгальский перевод комедии «Притворство». 27 марта 2009 года в Российском центре науки и культуры в Калькутте состоялся семинар «Герасим Лебедев — основатель современного бенгальского театра», организованный генконсульством России и членами театральной группы «Малый народный театр»; был показан документальный фильм бенгальского режиссёра У. Датты «В поисках театра» о жизни Лебедева в Калькутте.

С 2005 года в Институте лингвистических исследований РАН действует проект «Научное наследие первого русского индолога Г. С. Лебедева (1749–1817): комплексное исследование, подготовка текстов к изданию». Произведён архивный поиск и оцифровка сохранившихся рукописей, текстологический анализ, комментирование трудов Лебедева, начат перевод «A grammar of the pure and mixed East Indian dialects…» на русский язык.

В Ярославле память о Герасиме Лебедеве поддерживают Музей истории города и Ярославское Рериховское общество. В октябре 1999 года состоялась общероссийская научная конференция «Герасим Лебедев и его время», посвящённая его 250-летию. В январе 2008 года открыт постоянный экспозиционный комплекс, посвящённый Г. С. Лебедеву, а также культурным и научным связям Ярославля и Индии — это было уже шестое мероприятие в честь уроженца города. В 2009 году впервые переиздано «Беспристрастное созерцание».

Сохранившиеся научные материалы

Известное на 2009 год научное наследие Г. С. Лебедева включает в себя следующие работы
A grammar of the pure and mixed East Indian dialects…. — London: 1801.
A grammar of the pure and mixed East Indian dialects…. — Calcutta: K. L. Mukhopadhyay, 1963. — 118 p. — 300 экз.
A grammar of the pure and mixed East Indian dialects…. — Calcutta: Firma KLM, 1988. — 116 p. — ISBN 9780836423730
Беспристрастное созерцание систем Восточной Индии брагменов, священных обрядов их и народных обычаев, Всесвятейшему монарху посвящённое; собрано на Российском языке и издано жившим в Калкутте Герасимом Лебедевым. — СПб.: Типография автора, 1805. Вступление. Часть 1. Часть 2. Часть 3.
Беспристрастное созерцание систем Восточной Индии брагменов, священных обрядов их и народных обычаев. — Ярославль: Академия развития, 2009. — 128 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-7797-1297-2
Перевод с бенгальского поэмы Бхарот Чондра Роя «Красота познания» («Видья Сундара»). — Рук., РГИА, ф. 1673 (А. С. Шишков), оп. 1, № 12;
«Притворство» (перевод на бенгальский язык комедии У. Джодрелла «The Disguise»). — Рук., ОР РНБ, ф. 7 (Ф. П. Аделунг), № 79; РГАЛИ, ф. 195 (архив Вяземских), оп. 1, ед. хр. 6075, 6076.
«Шлоке Мога Мудгаро. Стихи нравоучительные». — Печ., ОР РНБ, ф. 247 (Г. Р. Державин), т. 5.
Материалы по индийскому стихосложению. — Рук., ОР ИРЛИ, ф. 96 (Г. Р. Державин), оп. 1, № 37; ОР РНБ, ф. 247 (Г. Р. Державин), т. 5.
Материалы по грамматике «калькуттского хиндустани»; материалы по бенгальско-русскому и хиндустани-русскому разговорнику; переводы отрывков различных текстов на бенгали и хиндустани. — РГАЛИ, ф. 195 (Вяземские), оп. 1, ед. хр. 6081.
Систематические восточных индийцев начальные, умозрительные и существенные основания Арифметики, называемой Нам мата, сокращённо Намта или Гунона на Шомскрито, Бенгальском и российском языках…. — Архив востоковедов СПб. ФИВ РАН, ф. 90, № 2–1226/2; РГАЛИ, ф. 195, оп. 1, ед. хр. 6081.
Арифметические восточных индийцев таблицы, заключающие в себе сообразное основание философской и богословской брамгенских систем… — Рук., Архив востоковедов СПб. ФИВ РАН, ф. 90, № 1–1226/1.

Вам также будут интересны:

Герасим Степанович Лебедев - цитаты

"Оньньо и кирня" произносятся как мною написано, но бенгальцы только выговаривают, а писать не могут. О! если бы только знали силу российского алфавита: узнали бы, что многие языки пред русским себя уничтожат.(Материалы по бенгальско-русскому разговорнику)
Сколь опасно когда-либо кому-либо ожидать, как бы ни были велики его достоинства и усилия, что он получит достаточную и состоящую поддержку в месте, где столь полновластно распоряжается группа служащих (большее число которых является негодяями, а меньшее — благородными людьми), столь удаленных от тех, перед кем они ответственны. В особенности не может рассчитывать на эти чужестранец, у которого нет других оснований просить о защите и поощрении, кроме своих профессиональных заслуг и способностей, которые как бы они ни были малы, он всегда усердно стремился применить и всеми силами развивать в меру своих ограниченных возможностей и умения. Меморандум

Количество просмотров: 3572

© 2012-2016 PersonBio.com - Биографии знаменитых и известных людей.