Цитаты Анна Андреевна Ахматова.

 
 

Навигация

Знаки зодиака

Знаки зодиака Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец Козерог Водолей Рыбы

Цитаты Анна Андреевна Ахматова

Анна Андреевна Ахматова (фамилия при рождении Горенко; 11 (23) июня 1889, Одесса,Российская империя — 5 марта 1966, Домодедово, Московская область, РСФСР) — русский поэт, писатель, литературовед, литературный критик, переводчик; один из крупнейших русских поэтов XX века.

Кроме художественного творчества, Ахматова известна своей трагической судьбой. Хотя сама она не была в заключении или изгнании, репрессиям были подвергнуты двое близких ей людей (её муж в 1910—1918 гг. Н. С. Гумилёв расстрелян в 1921; Николай Пунин, спутник её жизни в 1930-е годы, трижды арестовывался, погиб в лагере в 1953 году) и единственный сын Лев Гумилёв (провёл в заключении в 1930—40-х и в в 1940—50-х гг. более 10 лет). Опыт жены и матери «врагов народа» отражён в одном из наиболее известных произведений Ахматовой — поэме «Реквием».

И ту дверь, что ты приоткрыл, Мне захлопнуть не хватит сил.
Так вот он — тот осенний пейзаж, Которого я так всю жизнь боялась: И небо — как пылающая бездна, И звуки города — как с того света Услышанные, чуждые навеки. Как будто всё, с чем я внутри себя Всю жизнь боролась, получило жизнь Отдельную и воплотилось в эти Слепые стены, в этот чёрный сад... Пояснение к цитате: 1942 год
Когда я называю по привычке Моих друзей заветных имена, Всегда на этой странной перекличке Мне отвечает только тишина. Пояснение к цитате: 1943 год
Могла ли Биче словно Дант творить, Или Лаура жар любви восславить? Я научила женщин говорить... Но, Боже, как их замолчать заставить!
Нет, это не я, это кто-то другой страдает. Я бы так не могла, а то, что случилось, Пусть черные сукна покроют, И пусть унесут фонари... Ночь. Пояснение к цитате: 1939
Достоевский знал много, но не всё. Он, например, думал, что если убьёшь человека, то станешь Раскольниковым. А мы сейчас знаем, что можно убить пять, десять, сто человек и вечером пойти в театр.
Самые тёмные дни в году Светлыми стать должны. Я для сравнения слов не найду - Так твои губы нежны. Только глаза подымать не смей, Жизнь мою храня. Первых фиалок они светлей, А смертельные для меня. Вот, поняла, что не надо слов, Оснеженные ветки легки... Сети уже разостлал птицелов На берегу реки. Пояснение к цитате: 9 декабря 1913 г.
Не оттого, что зеркало разбилось, Не оттого, что ветер выл в трубе, Не оттого, что в мысли о тебе Уже чужое что-то просочилось, — Не оттого, совсем не оттого Я на пороге встретила его. Пояснение к цитате: 1944 г.
Дорогою ценой и нежданной Я узнала, что помнишь и ждёшь. А быть может, и место найдёшь Ты — могилы моей безымянной. Пояснение к цитате: 1946 г.
Пусть кто-нибудь сюда придёт, Мне эта тишь невыносима И этот призрак, что незримо Со мною ест, со мною пьёт. И улыбается слегка, Когда неловкая рука Его нечаянно заденет. Но, Боже мой, зачем он тут И кто он, как его зовут.
От этих антивстреч Меня бы уберечь Ты смог...
…И снова я уже после Революции (21 января 1919 г.) встречаю в театральной столовой исхудалого Блока с сумасшедшими глазами, и он говорит мне: «Здесь все встречаются, как на том свете». Пояснение к цитате: Из «Воспоминаний об Александре Блоке»
Петербург я начинаю помнить очень рано – в девяностых годах… Это Петербург дотрамвайный, лошадиный, коночный, грохочущий и скрежещущий, лодочный, завешанный с ног до головы вывесками, которые безжалостно скрывали архитектуру домов. Воспринимался он особенно свежо и остро после тихого и благоуханного Царского Села. Пояснение к цитате: Из «Записных книжек»
Заплаканная осень, как вдова В одеждах чёрных, все сердца туманит. Перебирая мужнины слова, Она рыдать не перестанет. И будет так, пока тишайший снег Не сжалится над скорбной и усталой... Забвенье боли и забвенье нег — За это жизнь отдать не мало.
Как жизнь забывчива, как памятлива смерть.
И жёсткие звуки влажнели, дробясь, И с прошлым и с будущем множилась связь. Пояснение к цитате: Осень 1960 г.
Нет, я не выплакала их. Они внутри скипелись сами. И всё проходит пред глазами Давно без них, всегда без них. Без них меня томит и душит Обиды и разлуки боль. Проникла в кровь — трезвит и сушит Их всесжигающая соль.
Я давно не верю в телефоны, В радио не верю, в телеграф. У меня на всё свои законы И, быть может, одичалый нрав. Всякому зато могу присниться, И не надо мне лететь на «Ту», Чтобы где попало очутиться, Покорить любую высоту.
Так скучай обо мне поскучнее И побудничнее томись.
Оставь нас с музыкой вдвоём, Мы сговоримся скоро — Она бездонный водоём — Я призрак, тень, укора. Я не мешаю ей звенеть, — Она поможет — умереть.
Может быть, потом ненавидел И жалел, что тогда не убил. Ты один меня не обидел, Не обидевши — погубил.
Мы не встречаться больше научились, Не подымаем друг на друга глаз, Но даже сами бы не поручились За то, что с нами будет через час.
А ты теперь тяжёлый и унылый, Отрекшийся от славы и мечты, Но для меня непоправимо милый, И чем темней, тем трогательней ты. Ты пьёшь вино, твои нечисты ночи, Что наяву, не знаешь, что во сне, Но зелены мучительные очи, — Покоя, видно, не нашёл в вине.
Я была в великой славе, испытала величайшее бесславие – и убедилась, что, в сущности, это одно и то же.
Я получила прозвище «дикая девочка», потому что ходила босиком, бродила без шляпы, бросалась с лодки в открытое море, купалась во время шторма, и загорала до того, что сходила кожа, и всем этим шокировала провинциальных севастопольских барышень. Пояснение к цитате: Воспоминания о себе
Мы знаем, что ныне лежит на весах, и что совершается ныне. Час мужества пробил на наших часах, и мужество нас не покинет.
Мужчины, вы думаете женщины любят красавцев или героев? Нет, они любят тех, кто о них заботится.
Пусть страшен путь мой, пусть опасен, Ещё страшнее путь тоски...
Не придумать разлуку бездонней, Лучше б сразу тогда — наповал... И, наверное, нас разлученней В этом мире никто не бывал.
И легкости своей дивится тело, И дома своего не узнаешь, А песню ту, что прежде надоела, Как новую, с волнением поешь.
Важно с девочками простились, на ходу целовали мать, Во всё новое нарядились, как в солдатики шли играть. Ни плохих, ни хороших, ни средних... Все они по своим местам. Где ни первых нет, ни последних... Все они опочили там.
И сердце то уже не отзовется На голос мой, ликуя и скорбя. Всё кончено... И песнь моя несётся В глухую ночь, где больше нет тебя.
Можно быть замечательным поэтом, но писать плохие стихи.
И все, кого ты вправду любила, Живыми останутся для тебя.
У меня есть улыбка одна: Так, движенье чуть видное губ. Для тебя я её берегу — Ведь она мне любовью дана. Всё равно, что ты наглый и злой, Всё равно, что ты любишь других. Предо мной золотой аналой, И со мной сероглазый жених.
Дочку мою я сейчас разбужу, В серые глазки ее погляжу. А за окном шелестят тополя: «Нет на земле твоего короля...»
Оставь, и я была как все, И хуже всех была, Купалась я в чужой росе, И пряталась в чужом овсе, В чужой траве спала.
Это он осторожно коснулся Заколдованной жизни моей.
Сильней всего на свете Лучи спокойных глаз.
В церковь войдём, увидим Отпеванье, крестины, брак, Не взглянув друг на друга, выйдем... Отчего всё у нас не так?
У него глаза такие, Что запомнить каждый должен. Мне же лучше, осторожной, В них и вовсе не глядеть.
О тебе ли я заплачу, странном, Улыбнется ль мне твоё лицо? Посмотри! На пальце безымянном Так красиво гладкое кольцо.
И предали слуги. Грохочут победные трубы Под римским орлом, и вечерняя стелется мгла.
Пива светлого наварено, На столе дымится гусь... Поминать царя да барина Станет праздничная Русь — Крепким словом, прибауткою За беседою хмельной; Тот-забористою шуткою, Этот-пьяною слезой. И несутся речи шумные От гульбы да от вина... Порешили люди умные: — Наше дело — сторона.
Двадцать первое. Ночь. Понедельник. Очертанья столицы во мгле. Сочинил же какой-то бездельник, Что бывает любовь на земле. И от лености или от скуки Все поверили, так и живут: Ждут свиданий, боятся разлуки И любовные песни поют. Но иным открывается тайна, И почиет на них тишина… Я на это наткнулась случайно И с тех пор все как будто больна.
А та, кого мы музыкой зовем За неименьем лучшего названья, Спасет ли нас?
Для Бога мёртвых нет.
Есть в близости людей заветная черта, Ее не перейти влюбленности и страсти...
Земная слава как дым...
И в мире нет людей бесслезней, Надменнее и проще нас.
Изгнания воздух горький Как отравленное вино.
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда...
Любовь покоряет обманно Напевом простым, неискусным.
Настоящую нежность не спутаешь ни с чем, и она тиха.
Не пытайся для себя хранить Тебе дарованное небесами: Осуждены - и это знаем сами Мы расточать, а не копить.
Тот счастлив, кто прошел среди мучений, Среди тревог и страсти жизни шумной, Подобно розе, что цветет бездумно, И легче по водам бегущей тени.

Вам также будут интересны:

© 2012-2018 PersonBio.com - Биографии знаменитых и известных людей.