Эммануил Генрихович Казакевич биография

 
 

Навигация

Знаки зодиака

Знаки зодиака Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец Козерог Водолей Рыбы
Эммануил Генрихович  Казакевич

Эммануил Генрихович Казакевич - биография

Известный : Писатель, Литературный деятель

Страна: Россия, СССР

Категория: Писатели

Знак зодиака: Водолей

Дата рождения: 24 Февраля 1912г.

Дата cмерти: 22 Сентября 1962г.

Биография добавлена: 1 Апреля 2014г.

Казакевич Эммануил Генрихович (1913–1962), русский писатель. Родился 11 (24) февраля 1913 в Кременчуге Полтавской губ. в семье учителя, впоследствии журналиста. В 1930 окончил Харьковский машиностроительный техникум, после чего, откликнувшись на призывы к освоению Дальнего Востока, уехал в Биробиджан, в недавно созданную Еврейскую автономную область, где был начальником строительства, председателем колхоза, директором молодежного театра, сотрудником местной газеты.

В 1938 приехал в Москву, с начала 1930-х годов публиковал стихи, песни и поэмы на идише (сб. Ди гройсе велт – Большой мир, 1939; поэма Шолом и Хава, 1941) и переводил на идиш сочинения А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова и В.В.Маяковского. В июле 1941 ушел добровольцем на фронт, служил в войсковой разведке, удостоен 8 боевых орденов и медалей. После окончания войны некоторое время был комендантом немецкого городка.

Теперь правда - не просто достоинство порядочных людей; правда теперь - единственный врачеватель общественных язв... Правда и только правда - горькая, унизительная, любая...

Казакевич Эммануил Генрихович

Первое же произведение Казакевича на русском языке – повесть Звезда (1947; Государственная премия, 1948), основанная на личном фронтовом опыте и рассказавшая о подвиге разведгруппы, гибелью которого в тылу врага были оплачены ценные военные сведения и, в конечном счете, будущая победа, – принесло ему широкое признание (свыше 50 изданий на многих языках мира), выявив специфическую склонность автора к лирико-драматическому, психологически и сюжетно заостренному повествованию, неизменно окрашенному светлой грустью и романтически-рыцарственным представлением об «идеальном», т.е. способном к самопожертвованию герое своего времени.

Трагическая коллизия, выводящая человека к пограничной ситуации с вытекающими отсюда проблемами свободы воли, вины и ответственности, с особой силой была высвечена в повести Казакевича Двое в степи (1948), где приговоренный к расстрелу молодой офицер, имея возможность из-за внезапного прорыва немцев «затеряться» в степи, попасть в плен и так или иначе избежать кары, в результате мучительных сомнений решает пробиться из окружения к назначенной ему судьбе.

Благожелательно был встречен официальной литературной общественностью роман Казакевича Весна на Одере (1949; Государственная премия, 1950; одноимен. фильм, 1968, реж. Л.Н.Сааков), посвященный последнему периоду Второй мировой войны. Романтически-идиллической тональностью с налетом мелодраматизма отмечена повесть Казакевича Сердце друга (1953), где светлая фронтовая любовь капитана и военной переводчицы находит свое оправдание и продолжение в их дочери, родившейся уже после гибели отца. Более суровым парафразом этой темы звучит рассказ Казакевича При свете дня (1961).

Суровый Суров не любил евреев. Где только мог, их всюду обижал. За что его не уважал Фадеев, который тоже их не уважал. Но как-то раз сей главный из злодеев однажды в чем-то где-то не дожал. М. Бубеннов, насилие содеяв, за ним вдогонку с вилкой побежал. Певец «Березы» в ж... драматургу, как будто иудею Эренбургу фамильное вонзает серебро. Но следуя традициям привычным, лишь как конфликт хорошего с отличным все это расценило партбюро.

Казакевич Эммануил Генрихович

Склонность к художественному документализму, особенно отчетливо (и не без ущерба для психологического драматизма) проявившаяся в романе Дом на площади (1956; объединен в дилогию с Весной на Одере автобиографическим героем – майором Лубенцовым, начальником дивизионной разведки в первом романе и комендантом немецкого городка – во втором), где рассказ о буднях советской комендатуры в послевоенной провинциальной Германии, о смятении и неуверенных надеждах простого немца перемежается острыми и гневными главами, повествующими, в русле разоблачительной прозы «оттепели», о массовом психозе подозрительности и взаимодоносительства, получил развитие в «лениниане» Казакевича. Первым и самым значительным вкладом в нее явилась повесть Синяя тетрадь (первоначальное назв.

Ленин в Разливе, 1961; фильм Синяя тетрадь, 1964, реж. Л.А.Кулиджанов), в которой В.И.Ленин, постоянно противопоставляемый Казакевичем, как и многими другими «шестидесятниками» 20 в., в качестве положительного примера настоящего партийного руководителя «узурпатору» И.В.Сталину, показан мудрым, терпеливым и оптимистичным в сложный период своей (и «общереволюционной») подпольной жизни в лесном шалаше, после неудачной попытки большевиков захватить власть летом 1917.

Тема несгибаемой стойкости и в то же время человечности народного вождя продолжена и в очерке Казакевича Ленин в Париже, а также в рассказе Враги (1961), осужденном советским официозом за «искажение исторической правды», где Ленин втайне от товарищей по борьбе помогает старому другу-революционеру, оппозиционному к послеоктябрьской власти, бежать за границу.

Чего греха таить, я находил в этом гениальном ребенке собственные черты - странную смесь лености и необычайного трудолюбия, любви к разгулу и страсти к творчеству, скромности и чудовищного самомнения. (о Моцарте и себе)

Казакевич Эммануил Генрихович

Среди других произведений Казакевича – книга путевых заметок Венгерские встречи (1955), рассказы (Приезд отца в гости к сыну, 1962, и др.), многочисленные публицистические и литературно-критические статьи, переводы, а также незаконченный роман-эпопея Новая земля (опубл. в 1967), начатый с правдивого показа советской действительности 1930-х годов.

Умер Казакевич в Москве 22 сентября 1962.

Эммануил Генрихович Казакевич - фото

Вам также будут интересны:

Эммануил Генрихович Казакевич - цитаты

Суровый Суров не любил евреев. Где только мог, их всюду обижал. За что его не уважал Фадеев, который тоже их не уважал. Но как-то раз сей главный из злодеев однажды в чем-то где-то не дожал. М. Бубеннов, насилие содеяв, за ним вдогонку с вилкой побежал. Певец «Березы» в ж... драматургу, как будто иудею Эренбургу фамильное вонзает серебро. Но следуя традициям привычным, лишь как конфликт хорошего с отличным все это расценило партбюро.
Теперь правда - не просто достоинство порядочных людей; правда теперь - единственный врачеватель общественных язв... Правда и только правда - горькая, унизительная, любая...
Чего греха таить, я находил в этом гениальном ребенке собственные черты - странную смесь лености и необычайного трудолюбия, любви к разгулу и страсти к творчеству, скромности и чудовищного самомнения. (о Моцарте и себе)

Количество просмотров: 2481

© 2012-2016 PersonBio.com - Биографии знаменитых и известных людей.