Владимир Евгеньевич Жаботинский биография

 
 

Навигация

Знаки зодиака

Знаки зодиака Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец Козерог Водолей Рыбы
Владимир Евгеньевич  Жаботинский

Владимир Евгеньевич Жаботинский - биография

Известный : Писатель, Поэт, Публицист, Журналист, Переводчик

Страна: Россия

Категория: Писатели

Знак зодиака: Весы

Дата рождения: 18 Октября 1880г.

Дата cмерти: 4 Августа 1940г.

Биография добавлена: 1 Апреля 2014г.

Владимир Евгеньевич Жаботинский (при рождении — Вольф Евнович Жаботинский; 1880, Одесса — 1940, Нью-Йорк) — лидер правого сионизма, основатель и идеолог движения сионистов-ревизионистов, создатель Еврейского легиона (совместно с И. Трумпельдором) и организаций Эцель и Бейтар, российский и еврейский писатель, поэт, публицист, журналист, переводчик.

Писал на русском языке (художественная проза, фельетоны, стихи, стихотворные переводы) и на иврите (публицистика).

Нахожу, что евреи пока ничего не дали русской литературе, а дадут ли много впредь — не ведаю.

Жаботинский Владимир Евгеньевич

Владимир (Зеев-Вольф, Вольф Евнович) Жаботинский родился в Одессе в ассимилированной еврейской семье. Отец, Евно (Евгений Григорьевич) Жаботинский, служащий Российского общества мореходства и торговли, занимавшийся закупкой и продажей пшеницы, был выходцем из Никополя; мать, Хава (Эвва, Ева Марковна) Зак (1835–1926), была родом из Бердичева.

Старший брат Мирон умер ребёнком; сестра Тереза (Тамара, Таня) Евгеньевна Жаботинская-Копп была учредительницей частной женской гимназии в Одессе.

Когда Владимиру исполнилось пять лет, семья в связи с болезнью отца перебралась в Германию. Отец умер в следующем году, но мать, несмотря на наступившую бедность, открыла лавку по торговле письменными принадлежностями и определила сына в гимназию в Одессе.

Когда евреи массами кинулись творить русскую политику, мы предсказали им, что ничего доброго отсюда не выйдет ни для русской политики, ни для еврейства, и жизнь доказала нашу правоту. Теперь евреи ринулись делать русскую литературу, прессу и театр, и мы с самого начала с математической точностью предсказывали и на этом поприще крах.

Жаботинский Владимир Евгеньевич

В гимназии Жаботинский учился посредственно и курса не закончил, так как, увлекшись журналистикой, с 16 лет стал публиковаться в крупнейшей российской провинциальной газете «Одесский листок» и был послан этой газетой корреспондентом в Швейцарию и Италию, сотрудничал с газетой «Одесские новости». Высшее образование получил в Римском университете.

Друг детства и юности Корнея Чуковского, публикации первой статьи которого активно способствовал («Он ввел меня в литературу» — говорил о Жаботинском Чуковский). Владимир Жаботинский был поручителем жениха на свадьбе Корнея Ивановича Чуковского и Марии Арон-Беровны (Борисовны) Гольдфельд 26 мая 1903 года.

Занятия литературой и журналистикой

Чуковский констатировал тот неопровержимый факт, что евреи, подвизающиеся в русской изящной литературе, ничего стоящего ей не дали.

Жаботинский Владимир Евгеньевич

Дебют Жаботинского в журналистике состоялся в августе 1897 года в газете «Южное обозрение» под псевдонимом «Владимир Иллирич». Обратил на себя внимание корреспонденцией из Рима и фельетонами под псевдонимом Altalena.

В начале XX века активно выступал как поэт и переводчик; в его переводах русская публика ознакомилась со стихами крупнейшего еврейского поэта того времени Х. Бялика. Автор одного из русских переводов «Ворона» Эдгара По.

В 1904 году переехал в Санкт-Петербург (из-за инцидента с полицией, за который ему грозило административное наказание) и сотрудничал в «Руси» («Наброски без заглавия», подписываемые «Владимир Жаботинский»).

Активно откликался на все явления русской общественной жизни и горячо отстаивал начала свободы личности. В 1907 году женился на сестре своего одноклассника по гимназии Анне Марковне Гальпериной.

Часть поэтических произведений Жаботинского, фельетонов и статей была издана отдельно до революции: «В студенческой богеме» (из жизни итальянского студенчества), «Десять книг», поэма «Бедная Шарлотта» (о Шарлотте Корде; тираж был частично конфискован властями, усмотревшими в поэме пропаганду террора).

Последняя получила восторженный отзыв Горького. Куприн также отмечал «врожденный талант» Жаботинского и полагал, что, если бы тот не увлекся сионистской деятельностью, он бы вырос в «орла русской литературы».

В дни празднования столетнего юбилея Гоголя в 1909 году в статье из цикла «Наброски без заглавия», опубликованной в журнале «Рассвет», № 13–14, переименованной при переиздании в 1913 году в «Русскую ласку», впервые выступил с обвинением всей русской литературы в антисемитизме.

По его мнению, русской интеллигенции свойственен скрытый, но все более проявляющийся великорусский национализм, безусловно осуждаемый им, (как если бы сионизм не был еврейским национализмом), и которому он предсказывал дальнейшее стремительное развитие.

К формам проявления этого национализма он относил, кроме собственно ненависти к евреям, также их преднамеренное игнорирование — «асемитизм». Сам юбилей Гоголя был назван чуждым евреям — «чужой свадьбой»

Участие в сионистском движении

Перед Пасхой 1903 года стал одним из организаторов первого в России отряда еврейской самообороны (ожидавшийся погром, однако, произошёл не в Одессе, а в Кишинёве — см. Кишинёвский погром). В августе того же года делегирован на 6-й сионистский конгресс в Базеле и с этого момента начинает принимать активное участие в сионистском движении.

В 1904 году основал ежемесячник «Еврейская жизнь» (в дальнейшем «Рассвет»), ставший официальным органом сионистского движения в России. На страницах этой газеты вел ожесточенную полемику против сторонников ассимиляции и Бунда. Один из создателей Союза для достижения полноправия еврейского народа в России (1905 год).

В 1906 году участник 3-й Всероссийской конференции сионистов в Гельсингфорсе; участие в составлении принятой там Гельсингфорсской программы считал вершиной своей сионистской деятельности в молодости. В 1908—1909 гг. (после Младотурецкой революции) корреспондент в Константинополе; в это время впервые посетил Палестину.

По возвращении в Россию начинает активную борьбу за утверждение иврита во всех сферах еврейской жизни. В 1911 году основал издательство «Тургман» («Переводчик»), выпускавшее произведения мировой классики в переводах на иврит. Издал ряд брошюр по вопросам сионизма: «Сионизм и Палестина», «Недругам Сиона», «Еврейское воспитание» и другие.

Первая мировая война

С началом Первой мировой войны — разъездной корреспондент газеты «Русские ведомости» «в районе Западного фронта». По вступлении войну Турции выдвигает идею создания еврейской военной силы и участия евреев как стороны в мировой войне.

До сих пор сионисты старались придерживаться нейтралитета; Жаботинский выдвинул идею, что сионистам следует однозначно принять сторону Антанты и сформировать в составе её сил еврейскую армию, которая бы приняла участие в освобождении Палестины и затем стала костяком организации в ней еврейского государства.

Находясь в Египте, совместно с И.Трумпельдором сформировал Еврейский легион в составе британской армии. Эти события он впоследствии описал в книге «Слово о полку» (1928 год). Отрицательно относился к активному участию евреев в Февральской и Октябрьской революции.

Идеолог ревизионизма

После мировой войны Жаботинский поселился в Палестине. Весной 1920 года он был арестован английскими властями за организацию самообороны во время арабо-еврейских столкновений; заключён в крепости в Акко и приговорён к 15 годам каторги, но вскоре освобождён по амнистии.

По освобождении избирается в руководство Всемирной Сионистской организации (1921 год), но очень быстро у него возникают идейные расхождения с большинством, включая лидера организации Вейцмана.

Они касались следующих пунктов: сторонник Вейцмана считали, что декларация Бальфура дала все необходимые политические гарантии и дело сионистов заключается отныне в сельскохозяйственной колонизации Палестины и создании базиса для «национального очага» — Жаботинский требовал усиления в деятельности сионистов политического элемента и гарантий еврейской государственности «на обоих берега Иордана».

Сторонники Вейцмана в своей внешнеполитической деятельности уповали исключительно на дипломатические методы — Жаботинский настаивал на силовом давлении как на мандатные власти, так и на палестинских арабов.

Далее, Жаботинский резко выступал против господствующих в сионистском движении социалистических идей, указывая, что классовая борьба подрывает необходимое евреям национальное единство: он выдвинул лозунг: «только одно знамя» и сравнивал совмещение социализма и сионизма с поклонением двум богам сразу. Жаботинский провозгласил необходимость ревизии традиционного сионизма, откуда происходит название возглавляемого им течения: ревизионизм.

В отношении арабского вопроса, Жаботинский и ревизионисты, в противоположность Вейцману, уповавшему на дипломатические методы, и особенно арабофильскому течению в сионизме, выступали за необходимость развития еврейских военизированных структур и жёсткого силового давления на арабов с тем, чтобы заставить их примириться с созданием еврейского государства в Палестине.

Мирным же путем, согласно Жаботинскому, арабы из естественного патриотизма не готовы допустить осуществления сионистской идеи ни в какой форме. По мнению Жаботинского, борьба с арабами не противоречит требованиям морали, так как арабы имеют множество стран и государств, евреи же народ без страны и национального государства — следовательно, создание еврейского государства в Палестине справедливо вне зависимости от того, выгодно или невыгодно осуществление этой справедливости арабам.

При этом, Жаботинский выступал за предоставление арабам полного равноправия, но как национальному меньшинству в еврейском государстве и после того, как они согласятся с фактом существования этого государства. Эту программу Жаботинский изложил в своих, ставших знаменитыми, статьях «О железной стене» и «Этика железной стены» (1924 год).

Из-за радикального национализма, антисоциализма и ставки на силу, оппоненты обвиняли Жаботинского в фашизме (любопытно, что «еврейским фашистом» называл Жаботинского, в виде комплимента, и сам Муссолини и даже рассчитывал не его помощь в распространении идей фашизма). Левые сионисты дали Жаботинскому прозвища «дуче» и «Владимир Гитлер» (выражение Бен-Гуриона).

Профашистские тенденции действительно проявлялись в ревизионистском движении, но сам Жаботинский был их принципиальным противником. Он писал поклонникам фашизма: «Такой подход выходит за всякие рамки допустимой романтики.

Я считаю вашу святую одержимость ошибкой, ибо она разрушает то, что дорого мне… Ревизионистское движение основано на демократических ценностях XIX века, и оно может считать своими лишь тех, кто руководствуется этими ценностями и нравственным законом».

В 1923 году Жаботинский вышел из правления Всемирной сионистской организации в знак протеста против принятия ей «Белой книги» У.Черчилля, констатировавшей невозможность превращения Палестины в мононациональную еврейскую страну.

В том же году возникает кружок его сторонников, группировавшийся вокруг редакции возглавляемого Жаботинским еженедельника «Рассвет»; в 1925 году круг его сторонников организационно оформился в Союз сионистов-ревизионистов со штаб-квартирой в Париже. На 15-м конгрессе Всемирной сионистской организации фракция ревизионистов предложила объявить создание еврейского государства официальной целью движения, но не получила поддержки.

В 1928 году в Лондоне при активном участии Жаботинского была создана Лига борьбы за седьмой доминион (из евреев и сочувствующих сионизму англичан), выдвигавшая программой превращение Палестины в британский доминион.

В 1931 году ревизионисты, которым была устроена обструкция на 17-м сионистском конгрессе, покинули конгресс и объявили, что оставляют за собой право не выполнять решения руководства сионистской федерации; в 1933 году Жаботинский, апеллируя к партийным массам вопреки воле руководства ревизионистов, добивается выхода Союза сионистов-ревизионистов из Всемирной сионистской организации.

Попытка примирения между Жаботинским и Бен-Гурионом (как представителем левых сионистов), предпринятая при посредничестве Петра Рутенберга (убийцы Гапона), не встретила поддержки среди левых сионистов и провалилась.

Окончательно раскол в сионистском движении оформился в 1935 году с образованием «Новой сионистской организации» под председательством Жаботинского, со следующей программой: «1. Создание еврейского большинства на обоих берегах Иордана; 2. Учреждение еврейского государства в Палестине на основе разума и справедливости в духе Торы; 3. Репатриация в Палестину всех евреев, которые желают этого; 4. Ликвидация диаспоры».

Подчеркивалось, что «эти цели стоят выше интересов личностей, групп или классов». Штаб-квартира новой организации находилась в Лондоне.

Из ревизионистского движения, созданного Жаботинским, вышла современная израильская «правая», которая в лице блока «Ликуд» с 70-х гг. играет виднейшую роль в политической жизни Израиля.

Продолжение литературной деятельности

С 1923 редактор возобновленного еженедельника «Рассвет», выходившего в Берлине, затем в Париже. Помимо публицистических текстов, публикует романы (под прежним псевдонимом Altalena). Исторический роман «Самсон Назорей» (Отдельное издание: Берлин, 1927) действие которого относится к библейским временам, описывает идеальный с точки зрения Жаботинского тип жизненно активного, смелого и воинственного еврея.

Автобиографический роман «Пятеро» (1936) на русском языке изображает трагическую судьбу ассимилированной еврейской семьи в Одессе эпохи 1905 года — одно из лучших прозаических произведений 1930-х годов, однако, почти не привлекшее внимание критики. Недавно переиздан в России.

Изданы мемуары «Повесть моих дней» (на иврите, русск. перевод 1985).

Умер в Нью-Йорке от сердечного приступа.

Участие в масонском движении

По утверждению Н. Берберовой, в 1932 г. в Париже Жаботинский вступил в российскую масонскую ложу «Свободная Россия», но пробыл там лишь несколько месяцев (официально вычеркнут в 1936). Согласно современному исследователю А. И. Серкову, он входил в ложу «Северная Звезда», где дошёл до степени мастера и которую покинул в 1935 из-за «многочисленных занятий». Масонские анкеты Жаботинского опубликованы Р. Городницким и А. Серковым в 2006 г.

Семья

Сын Жаботинского Ари — политический и общественный деятель Израиля.

Памяти Жаботинского

Именем Жаботинского названы улицы во многих городах Израиля, в том числе и дорога № 481 из Петах-Тиквы в Тель-Авив.

Похоронен Зеев Жаботински в Иерусалиме на горе Герцеля.

Владимир Евгеньевич Жаботинский - фото

Вам также будут интересны:

Владимир Евгеньевич Жаботинский - цитаты

Нахожу, что евреи пока ничего не дали русской литературе, а дадут ли много впредь — не ведаю…
Чуковский констатировал тот неопровержимый факт, что евреи, подвизающиеся в русской изящной литературе, ничего стоящего ей не дали…
Когда евреи массами кинулись творить русскую политику, мы предсказали им, что ничего доброго отсюда не выйдет ни для русской политики, ни для еврейства, и жизнь доказала нашу правоту. Теперь евреи ринулись делать русскую литературу, прессу и театр, и мы с самого начала с математической точностью предсказывали и на этом поприще крах.
Часто я думаю о том, что родовое имя наше — Израиль Непомнящий.
— Что ж, теперь в Льеже вы могли и практически познакомиться с валлонским наречием, — говорю я, не подумавши, и только потом, когда уже сказано, соображаю, что фраза эта похожа на насмешку или упрёк и неуместна в обращении к раненому пленному. Но он не видит в этой фразе ни насмешки, ни упрёка и радостно кивает головой <...> — Да, да. Вообразите, раньше я ни разу не был в Бельгии. Ездил специально в Лозанну и в Лангедок, а Бельгию все откладывал. Мне действительно было любопытно слышать валлонское наречие, — он улыбается самому себе и со смаком произносит: — «Лидж». Знаете, по валлонски Льеж называется «Лидж»! — «Гунн»

Количество просмотров: 3365

© 2012-2016 PersonBio.com - Биографии знаменитых и известных людей.