II Лжедмитрий биография

 
 

Навигация

Знаки зодиака

Знаки зодиака Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец Козерог Водолей Рыбы
II  Лжедмитрий

II Лжедмитрий - биография

Известный : Государственный деятель

Страна: Россия

Категория: Государство

Дата cмерти: 21 Декабря 1610г.

Биография добавлена: 30 Апреля 2013г.

Лжедмитрий II («Тушинский вор») (1572-1610) — самозванец неизвестного происхождения. С 1607 выдавал себя за якобы спасшегося царя Дмитрия (Лжедмитрия I). В 1608-09 создал Тушинский лагерь под Москвой, откуда безуспешно пытался захватить столицу. С началом открытой польской интервенции бежал в Калугу, где был убит.

Вместо погибшего Лжедмитрия I шляхетско-панская Польша выдвинула нового авантюриста, известного под именем Лжедмитрия II. В июле 1607 года самозванец, выдававший себя за царевича Дмитрия, якобы спасшегося в 1606 году, появился в пограничном городе Стародубе. Он прибыл из Речи Посполитой, где до того сидел в тюрьме.

В сентябре 1607 года, когда Тула ещё оборонялась против войск Василия Шуйского, Лжедмитрий II с отрядом польских шляхтичей двинулся из Слародуба к верховьям Оки. Падение Тулы в октябре 1607 года заставило Лжедмитрия II бежать в район Севска (Комарицкую волость). Отсюда он вновь стал продвигаться к северу и в начале 1608 года задержался в Орле, где стал собирать войска.

В течение зимы и лета 1607—1608 гг. вокруг Лжедмитрия II собрались значительные польско-литовские отряды. Родственник литовскою канцлера Льва Сапеги — Ян Сапега с разрешения короля открыто собирал войска для нового похода. Польское правительство, стремясь избавиться от участников шляхетского восстания — «рокошан», давало им возможность уйти в пределы Русского государства. Так в армии Лжедмитрия II оказался один из участников «рокота», Лисовский. За крупными польскими панами — князьями Рожинским, Вишневецким (бывший покровитель Лжедмитрия I) и другими тянулись мелкие польские и литовские шляхтичи и всякие авантюристы.

Помимо основного польско-литовского военною ядра к Лжедмитрию II стали присоединяться те, кто продолжал борьбу с правительством Шуйского. В Черниюво-Северских городах к нему примкнули мелкие служилые люди, потом подошли отряды казаков, ещё позже присоединились остатки разбитых отрядов Болотникова, в том числе атаман Заруцкий, ставший предводителем казачьих отрядов.

Разбив весной 1608 г. царские войска под Волховом, отряды Лжедмитрия II 1 июня подошли к Москве и начали её осаду.

Главная ставка интервентов была устроена в 12 км от Москвы, в селе Тушине. Поэтому за Лжецмитрием II утвердилось прозвище «тушинский вор». Вскоре в Тушинском лагере оказалась Марина Мнишек, «признавшая» в новом самозванце своего покойного мужа Лжедмитрия I. В лагерь стали поодиночке и целыми группами вливаться московские служилые люди, а также отдельные представители боярских родов, недовольные Василием Шуйским, — Трубецкие, Романовы и другие. В Тушине образовался свой царский двор, боярская дума. Фактическая же власть в Тушинском лагере принадлежала «комиссии децемвиров», состоявшей из 10 польских шляхтичей. Римско-католическая церковь внимательно следила за тем, что происходило в России, в надежде использовать Лжедмитрия II для своих целей.

Боярско-дворянская группа в Тушинском лагере численно увеличивалась. Крестьяне же и холопы, приставшие к Лжедмитрию II после разгрома восстания Болотникова, наоборот, отходили от него. Политика властей Тушинскою лагеря и действия польских отрядов показали трудовому населению подлинное лицо тушинскою «царика», который являлся игрушкой в руках польской знати и части московских бояр, связавшей свою судьбу с интервентами.

Не будучи в силах овладеть Москвой, тушинцы приступили к её блокаде. Они принялись расширять район своих операций. В первое время население некоторых городов, выступавшее против боярского правительства Шуйского, добровольно переходило на строну Лжедмитрия II. Очень скоро дальнейшее расширение территории стало возможно лишь путём вооружённого захвата городов. Особенно привлекал тушинцев ряд богатых северных и волжских городов: Ростов, Суздаль, Владимир, Ярославль, Вологда и другие города. К осени 1608 года они захватили и разграбили 22 города.

Правительство Шуйского, неспособное возглавить борьбу с интервентами, всё более и более теряло влияние в стране. Именно в этот период в ряде районов (Псков, Поволжье Поморье, Западная Сибирь) развернулась борьба против крепостнического угнетения и олицетворявшего его правительства Шуйского.

Тушинцы подвергали ограблению не только захваченные города, с не меньшим усердием они грабили крестьян. Лжедмитрий II раздавал сельские местности и города своим приверженцам, подвергавшим население полному разорению. Перед русским на одом раскрывалась действительная роль польского авантюриста Лжедмитрия II. На насилия тушинцев горожане и крестьяне уже в конце 1608 года ответили стихийно поднявшейся народной войной.

Центрами народною движения были крупные города: Новгород Великий, Вологда, Великий Устюг, Нижний Новгород и другие. В конце ноября 1608 года восстание охватило уже ряд поморских и поволжских городов. В течение зимы 1608-09 годов во многих городах создавались вооружённые отряды из посадских людей и окрестных крестьян. Во главе этих отрядов обычно становились стрельцы, казаки, посадские люди, крестьяне и холопы. Предводителем одного такою крестьянскою отряда был холоп Василия Шуйскою Семён Свистунов. Города обменивались грамотами и призывали друг друга крепко стоять против захватчиков. Плохо вооружённые крестьяне и посадские люди, хотя и не могли очистить страну от захватчиков, всё же затрудняли интервентам грабёж русской земли. Крестьяне и посадские люди нападали на отдельные отряды интервентов, а затем уходили от их преследований в лесные дебри. Примером героической борьбы с захватчиками является оборона Троице-Сергиева монастыря. Крестьяне, собравшиеся за стенами этого монастыря, упорно оборонялись в течение 16 месяцев (сентябрь 1608 — январь 1610 года) от 15-тысячного отряда интервентов. Большие людские потери, безрезультатность многочисленных штурмов вынудили интервентов снять осаду. Оборона Троице-Сергиева монастыря свидетельствовала о высоком патриотическом подъеме народных масс.

Переход Речи Посполитой к открытой интервенции

В 1609 году польский король Сигизмунд III, окончательно убедившись в том, что Лжедмитрий II не в состоянии овладеть Москвой, решил начать открытое вторжение в пределы Русского государства. На Сигизмунда III повлияло также заключение в феврале 1609 года договора между правительством Шуйского и шведским королём Карлом IX. По этому договору шведы при условии уступки Русским государством Корелы с уездом и его отказа от притязаний на Ливонию выделили Василию Шуйскому 15-тысячный отряд.

Ведший переговоры со шведами племянник царя князь Михаил Скопин-Шуйский во главе собранного им русского войска и при участии шведского отряда (кроме небольшого числа шведских солдат в него входили наёмники из разных стран Европы) начал в 1609 году наступление от Новгорода к Москве. В наиболее важный момент шведы отказались участвовать в военных действиях на стороне правительства Шуйского и потребовали выплаты денег и очищения города Корелы от русского гарнизона. Скопину-Шуйскому удалось с помощью восставшего против Лжедмитрия II населения ряда городов очистить от тушинцев значительную территорию, подойти к Москве и освободить её от осады. Успехи воеводы Скопина-Шуйского и народная борьба с захватчиками предопределили полную неудачу польской авантюры, связанной с именем Лжедмитрия II.

С весны 1609 года в Польше началась деятельная подготовка к большому походу против России. При королевском дворе происходила детальная разработка плана военных операций, в пограничных районах сосредоточивались войска. В середине сентября 1609 года польские войска перешли русскую границу и появились у ворот Смоленска.

Польская шляхта хвастливо уверяла, что старая русская крепость Смоленск падёт быстро. Однако Смоленск оказал героическое сопротивление. Его осада длилась 20 месяцев. Обороной города руководил воевода Михаил Борисович Шеин.

Всё население Смоленска, как местное, так и укрывшееся за его стенами, было вооружено, организовано и военные отряды и несло службу на городских укреплениях, отражая приступы врагов. Большинство смоленских дворян участвовало в борьбе с интервентами. Наиболее же активной силой в обороне города были посадские люди и укрывшиеся за крепостными стенами окрестные крестьяне.

Начав открытую интервенцию, Сигизмунд III предложил полякам, находившимся в Тушине, присоединиться к его войску. Часть польских отрядов ушла к королю. Боярская группа тушинцев пошла на сговор с Сигизмундом и заключила с ним 4 февраля 1610 года договор, по которому польский королевич Владислав должен был стать русским царём. Произошёл полный развал тушинского лагеря. «Тушинский вор», как называли Лжедмитрия II, бежал в Калугу, где он был убит 11 декабря 1610 года одним из своих сообщников.

Еще про Лжедимитрия II из другого источника:

Лжедимитрий II — второй самозванец Смутного времени, принявший имя сына Грозного, Димитрия. Вслед за гибелью первого Лжедимитрия в Москве и по городам пошли слухи, что «царю Димитрию» удалось спастись от заговорщиков-бояр. Меры, принятые царем Василием Шуйским для прекращения этой народной молвы, не имели успеха.

Слухи поддерживались и распространялись некоторыми видными лицами, близкими к убитому, между прочим бежавшим в Польшу Михаилом Андреевичем Молчановым и сосланным при Шуйском на воеводство в Путивль князем Григорием Шаховским. Под рукой последнего в Северской Украине, не так давно принимавшей шедшего из Польши «царевича Димитрия», стали собираться отряды для защиты прав свергнутого Шуйским царя и под предводительством Болотникова пошли к Москве. После неудачи последнего под столицей, летом 1607 года, появился человек, решившийся взять на себя роль царя Димитрия.

Сведения о его происхождении настолько разнообразны, противоречивы и голословны, что прошлое его остается совершенно неизвестным; можно только, в виду хорошего знания им церковных книг, заключать, что он был из духовных по рождению или службе. Народ дал этому сознательному обманщику меткое прозвище «Вора», с которым он и перешел в историю.

Первым более достоверным фактом его биографии является задержание его по подозрению в шпионстве в зарубежном, польском тогда местечке Пропойске. Назвавшись Нагим, скрывающимся от мести Шуйского родственником убитого царя Димитрия, он выпросил себе пропуск на Русь. Явившись около 12 июня 1607 года в Стародуб, «Нагой», сам и через товарища, называвшегося Рукиным, распускал по округе слухи о существовании царя Димитрия, а когда, в августе, представители Путивля и жители Стародуба, возбужденные этими слухами, требовали, угрожая ему пыткой, указать им царя, сам объявил себя Димитрием и был сразу торжественно признан.

Ближайшие города перешли на сторону давно жданного царя. Один из поверивших Вору стародубцев пожертвовал жизнью за «Димитрия», явившись в лагерь Шуйского под Тулой с обличением царя в похищении престола. Грамоты Вора и слухи быстро распространялись по Руси и Польше, и к нему потянулись ратные люди. Мало похожий на первого самозванца, грубый и развратный, Вор не мог возбуждать доверия или симпатии у близко соприкасавшихся с ним, особенно у видевших или знавших его предшественника; для большинства собравшихся к нему он был только знаменем, под которым можно было добиваться тех или иных личных целей, и при неудаче или неприятности его так же легко оставляли, как и присоединялись. Слабовольный и трусливый, не умевший подчинять и руководить, он сделался игрушкой более крупных вождей сошедшихся к нему отрядов.

В сентябре насчитывавшая до 3 тысяч человек рать Вора, имея во главе избранного гетманом Меховецкого, двинулась к Оке, очевидно — на помощь Болотникову. В средине октября воеводы Вора уже занимали Крапивну, Дедилов, Епифань, но известие о сдаче Тулы (10 октября) заставило его поспешно отойти на юго-запад, к Карачеву. Отсюда, боясь за себя, он скрылся от своевольных и чем-то обиженных им поляков в Орел, но был отыскан и возвращен к войску. Все еще опасаясь преследования со стороны Шуйского, Лжедмитрий II и от Карачева продолжал уходить малыми дорогами все дальше к границе, встречая на пути новые шедшие к нему отряды поляков. Царь Василий не сумел завершить победы и поспешил в столицу праздновать взятие Тулы.

Лжедимитрий собрался с силами и в ноябре снова двинулся к Оке. Испытав неудачу под Брянском, он остановился на зиму в Орле, куда к нему привел 5 тысяч донцов еще в Стародубе присоединившийся к нему Заруцкий, и с 4 тысячами поляков явился служить Р. Рожинский, который был вместо Меховецкого избран гетманом.

Весной 1608 года Лисовский и Заруцкий с казаками были посланы на восток поднимать против Шуйского украинные, польские и рязанские города, а главные силы с Рожинским двинулись к Москве. Одно войско царя Василия было разбито при Болохове; в другом (на реке Незнани), обойденном Рожинским, оказалась «шатость» в воеводах, и его пришлось отозвать.

В начале июня Лжедмитрий II был уже под Москвой и расположился лагерем в Тушине (к северо-западу от Москвы), от которого получил название Тушинского. Взять Москву не удалось, и Тушино стало временной столицей «царя Димитрия». В сентябре у него была уже и царица — Марина, вдова первого Лжедимитрия. Для них был создан дворцовый штат, по образцу московского. Сложилась в Тушине и своя боярская дума, состоявшая не только из «худородных» сторонников Вора, вроде Заруцкого, Ивана Наумова, Федора Андронова, Михаила Молчанова, но и некоторых родовитых людей, отъехавших в Тушино от Шуйского, как князья Трубецкие, Михаил Салтыков, родственники и свойственники Романовых — князья Сицкий и Черкасский, Иван Годунов и другие. Были устроены и приказы, во главе которых стояли такие опытные дельцы, как П. Третьяков, И. Чичерин, И. Грамотин, Д. Сафонов. Имелся в Тушине и свой патриарх, еще не посвященный, но уже «нареченный», от имени которого рассылались грамоты по духовным делам. Это был митрополит ростовский Филарет (в миру Федор Николаевич Романов), захваченный в плен в Ростове, но в Тушине живший на свободе и в почете.

Под властью Тушинского правительства оказалась обширная территория. Из крупных центров только Смоленск на западе, Коломна, которую все же успел «выграбить» Лисовский, и Переславль-Рязанский (Рязань) — на юге, Нижний и Казань — на востоке остались верны царю Василию; к ним, после краткого периода колебаний, присоединился еще Новгород. Незатронутое смутой Поморье не решалось определить свою позицию. Центр и юг признали Димитрия. Однако тушинцам не удалось перехватить все дороги в Москву и совсем ее изолировать. В столицу прорывались обозы с хлебом и воинские люди; из нее шли воззвания в пользу царя Василия и веры православной, попираемой «латынами» и «ворами», оказывавшие воздействие на колеблющихся.

Троице-Сергиева обитель, мужественной обороной приковавшая к себе значительные силы тушинцев, являла православным пример патриотического образа действий. Жестокости и насилия тушинских воевод, усиленно выколачивавших разные сборы с населения больше для собственного кармана, чем для государевой казны, переполнили чашу терпения. К концу 1608 года в приволжских и заволжских местах началось восстание против Тушина, опиравшееся на Нижний и Казань — с одной стороны, Поморские города, ставшие теперь за порядок и царя против «воров», — в другой. Оно было поддержано двигавшимся от Новгорода со вспомогательным шведским отрядом (по договору, заключенному в конце февраля 1609 года) Скопиным-Шуйским и подходившими по Волге к Казани отрядами усмирившего астраханскую смуту Шереметева. Тушинцы терпели поражения и принуждены были кружиться по разоренному уже ими краю, не будучи в силах прорваться на север.

В октябре 1609 года Скопин-Шуйский занял Александрову Слободу, куда вскоре пришли Шереметев и другие воеводы. Положение Тушина стало критическим. В то же время Сигизмунд осадил Смоленск, вызвав тем большое недовольство в тушинских поляках, считавших Русь своей добычей. В Тушино явились королевские посланцы, звавшие поляков и русских на службу к Сигизмунду. Лжедмитрий II видел, что в начавшихся спорах и торгах из-за вознаграждения меньше всего думают о нем, и бежал, переодетый, в начале января 1610 года, в Калугу, куда вскоре за ним последовала и Марина, безуспешно пробовавшая агитировать за него в Тушине. Только казаки, и то не все, последовали за «царем Димитрием»; даже его боярин Заруцкий перешел с частью донцов на службу к королю.

Из знатных тушинцев лишь немногие приехали в Калугу (например, Трубецкие); поляки частью пошли под Смоленск, частью, как Сапега, заняли независимое положение. Лжедмитрий II остался почти без войска и без приверженцев; но неудача войск Шуйского в бою с Жолкевским под Клушиным окрылила его надежды. Он двинулся к Москве, и его сторонники, предложив москвичам низложить обоих царей и выбрать вместе нового, сыграли роль в свержении Шуйского. Но вместо Димитрия столица присягнула Владиславу; Лжедмитрий II, под натиском Жолкевского, принужден был вернуться в Калугу, где в пьянстве и охоте проводил последние дни.

Недовольство корыстной политикой Сигизмунда давало почву для новых попыток Лжедмитрия II. В столице были пойманы какие-то его агитаторы; в сношениях с ним обвиняли видных бояр, но дальше дело не пошло. 11 декабря 1610 г. Лжедмитрий II был убит на охоте татарином Урусовым, мстившим за казнь Касимовского царя.

Особой монографии о Лжедимитрии II нет; смотрите общие труды по истории Смуты, особенно «Очерки по истории Смуты» С. Ф. Платонова, а также Pierling «La Russie et le S. Siege» (т. III, 1901; русский — довольно небрежный перевод под заглавием «Димитрий Самозванец», М., 1912) и статью П. Г. Васенко в «Русском Биографическом Словаре».

Вам также будут интересны:

Количество просмотров: 3206

© 2012-2016 PersonBio.com - Биографии знаменитых и известных людей.